Jump to content
Калькуляторы

Тимур

VIP
  • Content Count

    4612
  • Joined

  • Last visited

6 Followers

About Тимур

  • Rank
    вопрошающий

Контакты

  • Сайт
    http://www.rinet.ru

Информация

  • Пол
    Не определился
  • Интересы
    выспаться

Город

  • Город
    Moscow

Recent Profile Visitors

9939 profile views
  1. Думаете развалится?
  2. обалдеть, сколько ветка продержалась интересно - по итогам кто-нибудь роскомсвободу поддержал?
  3. Ну что. У нас сегодня бомба! Про самоуправление в коммерческой организации на практике. Невероятно вдохновляющее интервью с Алексеем Карповым, (провайдер Powernet город Волжский). Алексей уникален тем, что он в своей организации воплотил многие принципы бирюзовых организаций, идеи Деминга, причем для них это не модное поветрие, а осознанный выбор. И путь по которому powernet работает уже больше двадцати лет. Это уникальный опыт, Интервью надо читать целиком. Тот или иной уровень самоуправления в наших организациях встречается. Но в июне 20го года powernet пошел на уникально смелое изменение - теперь сотрудник сам себе определяет зарплату и руководитель не может оштрафовать или уволить сотрудника. Зато сотрудники могут уволить руководителя. В следующем комменте ссылка на дзен с полным текстом интервью и сама запись интервью Тут выкладываю самые вкусные места. ///////////////////////////// ТЧ: Краткая преамбула, #адеквата – это история про гражданское общество. А я верю в то, что общество самоподобно, основывается на культурных установках, и те механизмы управления, которые возможны в малых ячейках, они воспроизводятся и на более высоких уровнях, в том числе, и на уровне государства. И очень многие люди жалуются у нас, что страна не поддерживает современные горизонтальные технологии в управлении, хотя мы видим, что весь бизнес, все обычные организации, мыслят иерархично. И очень редки примеры, когда люди готовы строить реальное горизонтальное объединение, и особенно редки такие вещи в бизнесе. Ты один такой. Очень редки ситуации, когда люди занимаются построением бирюзовой организации, в классическом бизнесе. У нас ведь телеком, это, можно сказать, коммунальный бизнес по сути своей. И все, я умолкаю, расскажи, как ты дошел до идеи делать из провайдера бирюзовую организацию? АК: давно читаю Деминга, думал, что это значит в России, как это все применять, у нас в компании, мы это с 2011-го года культивируем, Дао Тойота читаем руководителям отделов. В принципе, есть успехи, в целом я доволен, развиваем лидерство в руководителях отделов и все прочее. Просто, в последнее время я, скажем так, столкнулся с новым пластом литературы, раньше мне в голову даже не приходило, что компания может работать без руководителей. Но, проштудировав эти книжечки, я пришел к выводу, что эта идея она ведет, практически, к 100%-му исполнению всех 14 пунктов Деминга. …… ……. ……. большинство сотрудников, все-таки, задавлены системой руководства. И получаются такие взаимоотношения, что есть родители в компании, а есть дети. И получается, что сотрудник в режиме ребенка работает, и все остальные проблемы отсюда идут. …… ……. ……. я прочитал “Открывая организации будущего”Фредерика Лалу”, я смотрю и вижу, что 90%, что там написано, у нас уже по факту применяется, причем очень глубоко. А то, что я увидел, что единственное, что нужно у руководителей, скажем так, забрать возможность кого-то повышать, понижать, или премии выписывать, и, фактически, что мы и сделали, в июне 2020го года. ТЧ: То есть, у руководителя забрали возможность повышать, понижать, выписывать премии? Увольнять хоть можно? АК: И увольнять нельзя. ТЧ: Как тогда управлять?!? АК: Смысл такой, теперь никто никому, в принципе, не может премию выписать, или повысить, но каждый может сам себе, вот это первое важное условие. Причем, исключений нет, монтажник, уборщица – без разницы, …… ……. ……. АК: Ну смотри, самоуправление зиждется на чем? Решение принять может любой, самые ценные решения для человека и понятные, по крайней мере, в начале, это - “какая у меня зарплата?”. Я просто понял, что надо начинать с этого, потому, что все остальное будет профанация. То есть, я могу сам себе назначить оклад, но этот вопрос касается бюджета моего отдела, поэтому мне нужно проконсультироваться с коллегами, именно проконсультироваться, не согласовывать, не голосовать, то есть, проконсультироваться с авторитетными коллегами, скажем так, сверить с ними свое понимание моей ценности. …… ……. ……. ТЧ: То есть ты, подожди, есть бюджет отдела, у отдела есть конкретный пул, который он, грубо говоря, делит? АК: Ну, у нас, скажем так, уже года 3 бюджет отдела – это процент от выручки. Это один отдел 10% от выручки, второй отдел 15% от выручки… ТЧ: Лимит, по сути, предприятия сдерживается собственной выручкой, и каждый процесс, ну, каждый отдел, фактически, он семейство бизнес-процессов контролирует, и у них есть пул, в рамках которого они могут маневрировать бюджетом, зарплатами, сервисом каким-то, закупками? АК: Да. …… …… ……. Я последний год задавался вопросом, что же начальники отделов власть вот эту, что я им дал, не спускают вниз? Ведь у нас начальники отделов давно могут сами себе премии выписать, без какого-то согласования со мной, то есть, берут выписывают и все, я автоматом подписываю, и не говорю – а что так много, или что так мало. Но как-то вниз они не спускали. И кто-то более гибкие какие-то процедуры вводил, но, в основном, как-то дальше не шло. …… …… ……. ТЧ: Ты хотя бы дивиденды зарезервировал за собой, процент на дивиденды? АК: У нас НДС, налог на прибыль и дивиденды уже в дирекции, то есть, отдел дирекции, вот я, типа, начальник этого отдела, у меня там совсем чуть сотрудников, юрист и еще все прочие, скажем так, офисный планктон… ТЧ: Но это процесс, который защищен бюджетом, грубо говоря, не могут прийти аварийщики и забрать деньги из фонда НДС, например. АК: Да-да, ну, то есть, у нас дирекция 30% выручки, из этих денег мы НДС и налог на прибыль платим, дивиденды, зарплату сотрудникам дирекции, и какие-то расходы административные, на офисные помещения, общекорпоративные в смысле, налог на землю, что-то там такое. Ну и всякие эксперименты я тоже, бывает, финансирую из бюджета дирекции. …… ….. …... АК: Ну да-да-да, но, выручка растет постепенно, и в деньгах бюджет увеличивается, соответственно, они решают, что там, или монтажников нанять, или производительность труда повысили и можно в материалы вкладывать больше денег и строить еще больше. Поэтому, например, в последнее время мы на стройке себестоимость сильно понизили, стали ГЕПОН строить в многоэтажках, подрядчика еще нашли крупного, который стал помогать по некоторым объектам, себестоимость упала, к примеру, за прежние деньги стали строить больше квартир в месяц. ……… ……. …... АК: Самоуправление – это супер капитализм, наоборот, это не коммунизм, не социализм, и не демократия, тут у большинства спрашивать и большинством решать не надо, тут надо с умными людьми, специалистами по профилю проконсультироваться, а потом решение принять самостоятельно. ТЧ: Принцип артели, да? АК: Не знаю, что такое артель. ТЧ: Ну, артель это, не знаю, кооператив, когда люди объединяются, как сказать, совместно ведут хозяйство. АК: Ну, тут, наверное, тут очень похоже, когда много индивидуальных предпринимателей, как мне кажется. ……. ……. ……... АК: в стандартной компании, первое, что надо бы сделать, раскрыть все зарплаты, соответственно, в какое-то чувство справедливости привести их всех. И надо, чтобы народ к этому привык. У нас зарплаты открыты вообще, лет 10, наверное, уже, все знают зарплаты всех, все премии публично озвучиваются, все мотивируются в письменном виде, почему, кто, кому выписал премию и все прочее. ……. ……. ….. АК: Я что думаю, мы своим админам доверяем свою сеть и сервера, бухгалтерам расчетные счета, программистам IT систему, инженерам мы доверяем наших абонентов, сотрудникам абонентского отдела то же самое. У нас, у этих сотрудников, полномочий просто немеряно делегировано, 100 лет уже, и они там многие решения сами принимают, без всяких перекосов, всяких проблем. Проблема убрать над ними начальников тех, кто, фактически, последние годы, в основном, за них решал только, сколько они будут зарплаты зарабатывать, какую премию получать, ну и что в отдел еще прикупить, к примеру, или какой процесс убить, а какой не убить. ТЧ: Слушай, смотри, роль менеджмента не только в том, чтобы бизнес процессы контролировать, но и в том, чтобы их изменять, развивать. То есть, если вот надо поменять бизнес процесс, не знаю, ввести новую программу, поменять какой-то регламент, это же должен кто-то делать? АК: Мы последние годы много наваливались на предложения по улучшению. У нас очень много, что делалось в последние годы, это были предложения, либо от передовых сотрудников, либо от абонентов, которые к рядовым сотрудникам подходили и передавали дальше по цепочке. Менеджмент, конечно, улучшает эти идеи, думает, как их встроить гладко в систему и все прочее, но, скажем так, у нас инициатив и до этого много было. …… …… …... АК: Самоуправление надо вводить, пока все в порядке, я считаю, что самоуправление – это ответ на многие вопросы. Вот смотри, как раз, когда выручка падает, руководители теряют авторитет окончательно. Вся компания на ручном управлении, и что? И все, как бы. ТЧ: Не, ну это системная проблема, выручка падает – это системный кризис, это значит, что у тебя там бизнес процессы не работают. Рынок валится, это вам надо что-то менять. АК: Я говорю, я считаю, что основная проблема классической компании, и нашей тоже, в том, что IQ сотрудников задействован от силы там процентов 5, вот суммарно в компании. А надо подумать, как их задействовать больше процентов, ну, 100% в идеале, конечно, но процент задействования IQ инициативы надо повысить… ТЧ: Ну, это то, что называется Дао Тойота,Total Quality Management TQM, когда все процессы улучшаются, все люди очень сильно стараются. И каждый на своем участке пытается выжать максимум, по мере своих сил. Вот такая культурная среда в компании, что люди так себя ощущают. Это ментальная вещь, прежде всего. А сколько у вас людей в фирме? АК: 170. //////// Друзья - мы договорились с Алексеем, что пособираем вопросы и сделаем дополнительное видео с разбором. Задавайте вопросы Алексею!!!   Ролик с интервью на ютьюбе   Полный текст интервью на дзене https://clck.ru/PJaJ2
  4. Это же вопрос определений? Я лично придерживаюсь вот такой трактовки термина Если вы посмотрите историю вопроса, то большая часть бодалова вокруг законов, прав, конституций, парламентов etc связана не с абстрактным ущемлением прав, а с конкретным баблом.
  5. еще раз сошлюсь на интервью с Галушко, простите. https://zen.yandex.ru/media/id/5db4db725d6c4b00ad648a3d/razgovor5-s-dmitriem-galushko-ordercomru-pravovye-voprosy-v-otrasli-sviazi-pravoprimenenie-na-praktike-5e333da941a67f0eb404d596 По факту Яровая разворачивается медленно и печально. Это СОРМ3 с кольцевым буфером на 24 часа. Дальше они возможно будут наращивать объемы хранения. Но скорее всего не будут, потому что Яровая никому на хер не нужна. Нет интересантов.
  6. Гражданское общество это массив общественных организаций, в которые граждане добровольно объединяются, чтобы финансировать общественно важные с их персональной точки зрения мероприятия. В каком-то смысле это можно назвать рынком некоммерческих организаций. На рынке некоммерческих организаций клиентом является жертвователь, а продуктом усилия некоммерческой организации по достижению уставных целей. Подчеркну - продуктом являются усилия, а не результат.   Ну давайте нашу отрасль возьмем. Чтобы не фантазировать. Я вот вам дал интервью с Леонтьевым, с Чераневым. Там реально провайдеры совместно профинансировали проекты и получили общеполезные результаты. https://zen.yandex.ru/media/id/5db4db725d6c4b00ad648a3d/razgovor-s-alekseem-leontevym-associaciia-telekommunikacionnyh-operatorov-spb-5db4db725d6c4b00ad648a3f https://zen.yandex.ru/media/id/5db4db725d6c4b00ad648a3d/razgovor-s-artemom-cheranevym--operator-insis-ekaterinburg--uralskaia-associaciia-operatorov-sviazi-aocuralru-5e1e11b2f73d9d00af63950c просто таких примеров мало. В силу тотальной инфантильности собственников
  7. Вопрос не в том, кто эксперт, а в том, кто тратит время и кому нужен результат. В данном случае речь идет о том, что госдума шлепает странные законы, из-за которых потом провайдеры несут лишние расходы. Теоретически провайдеры могли бы объединиться в ассоциацию, собрать финансирование, нанять юристов, лоббистов, пиарщиков и пободаться с законотворчеством. В других отраслях, где собственники посмышленей это прокатывает. Собственники телекомов в целом слишком инфантильны для такой сложной деятельности.   Если вам этот вопрос интересен, то могу посоветовать почитать книгу Питера Друкера "менеджмент в некоммерческих организациях, принципы и практика" https://www.ozon.ru/context/detail/id/3307904/ Если что, это тот самый Питер Друкер, который написал книгу "Эффективный менеджер" и породил одноименное понятие. Прочитаете, узнаете как это функционирует в реальности в США, а не во влажных мечтах. В реальности - все за все платят. Способность граждан совместно финансировать проекты и определяет способность граждан сформировать гражданское общество. Другие подходы не работают
  8. Гражданское общество это и есть способность коллективно финансировать общественно полезную деятельность. Способность людей объединяться в регулярные структуры с регулярным добровольным финансированием ради достижения уставных целей это и есть гражданское общество
  9. Зарелизил интервью с Дмитрием Галушко Расшифровка на Дзене https://zen.yandex.ru/media/id/5db4db725d6c4b00ad648a3d/razgovor5-s-dmitriem-galushko-ordercomru-pravovye-voprosy-v-otrasli-sviazi-pravoprimenenie-na-praktike-5e333da941a67f0eb404d596   Избранные цитаты: /////////////////////////////////////////////////// Тогда давай, чтобы нашим зрителям было поинтереснее: у нас есть кто-нибудь в стране, к кому пришли, с него сняли Яровую и закрыли, я сейчас про провайдеров говорю. Нет, пока такого нет. С 6-го июля 2016 года прошло больше 3,5 лет. Реально сейчас требуют покупку Яровой, начиная с южных границ. В принципе, покупка Яровой – в Краснодарском крае и в Ростовской области: у них самое жесткое… и то 3,5 года прошло, с них начали требовать: купить надо, вплоть до того, что, если не купят, то им приостановят деятельность. Такие вещи в конкретно этих областях сейчас только начались. Это из серии «хозяина тайги» или из серии тестового региона? Здесь такая история: они всегда сначала тестируют в регионах, но это из серии приграничных регионов… то есть просто, тебе для информации: есть Яровая для голоса – это 86 Приказ, для него уже получен сертификат у двух компаний, я не буду их рекламировать, два самых крупных производителя. Да мы знаем их, в рекламе не нуждаются. Они только получены, и, что интересно, еще в позапрошлом году мне были известны сроки реализации, то есть 12 центров ФСБ России, которые всех сверху курируют политику государства в области оперативно-технических мероприятий. Они издают сроки для конкретных управлений, когда начинаются сроки реализации. Причем там поэтапно было: изначально – южная граница, ЮФО – у них самый ранний срок… Кстати, в этом есть определённая логика, потому что у нас весь терроризм исторически – на Северном Кавказе в силу войны тлеющей.. там в Дагестане, в Чечне война идет не прекращаясь с 90-х. Ну да, и логика тут тоже есть безусловно. Дальше там идут сроки: следующие – столицы. Потому что много слишком народа, нам не нужны повторения всех этих историй. То есть как они СОРМ используют, я не буду говорить, пока берем юридическую часть, то есть статистика, сколько СОРМа помогло – это отдельная история. По голосу уже начинают спрашивать и в столицах, именно хранение, начиная с малых сроков… голос жмут, и там объем хранилищ небольшой, поэтому это не очень дорого. Многие уже начали хранить, проблем не возникает. По интернету начали пока только с южных регионов. Вопрос конкретный: а есть ли какие-то процедурные способы отбиться от этого давления? Процедурных способов обиться совсем нету… на самом деле есть: судиться и плодить сущности, некоторые мелкие операторы так и делают.. причем, плодить сущности на других лиц. Они следят за этими историями, если компания с теми же учредителями, они дадут такой же подписанный, с теми же сроками… учитывая, что у нас уставный капитал 10.000, это мелкие… а если крупные, то можно, условно, продлить агонию на 1,5 года.. А если покупать? А если покупать, то надо реализовывать СОРМ постепенно: в интернета начинают хранить с 2-х суток. Давай исходить из того, что у нас значительная часть тех, кто будет это слушать или читать расшифровку – неспециалисты. То есть, для дилетантов: закон приняли в 2016 году, сейчас только-только начали требовать его исполнения, но не везде и в относительно щадящих формах, 24 часа – это, в общем-то, не конец.. Это для интернета.. С точки зрения бизнеса, была проблема чудовищных расходов на эти системы хранения. Но 24 часа – это не чудовищные расходы. Нет, это они начинают с 24 часов, причем не везде такая норма, это уже просто на понятийном уровне дальше начинают.. Смотри, я говорю о том, что прошло 4 года, в законе написано, что информацию нужно хранить полгода, а сейчас.. Потом уменьшили до 30 суток.. Да, теперь 30 суток. Но сейчас, после 3-х лет этого балета мы имеем то, что они с реальных организаций пытаются дожать хотя бы одни сутки. Хорошо очень сказал MrBear, что власть взаимодействует с непонятными проблемами методом эмпирического наползания. Они пытаются нащупать, что сделать можно, а чего сделать нельзя, то есть мы видим очень медленное внедрение законов. Блокировки – это же реальная история, есть много провайдеров, которых оштрафовали за отсутствие блокировок, в отличие от Яровой, которая не взлетела, в силу того, что и интересантов нет, а с блокировками какая ситуация, которые запустили в 12 году? Ревизор стоит, надо поставить технические средства противодействия угрозам, это в рамках суверенного интернета, который будет неким DPI, реально – они сидят в песочнице, это лучше ты мне расскажи.. я знаю, что некоторых операторов не штрафуют, потому что Ревизор отправляется в некое место, где все заблокировано. Реальный Ревизор стоит, по крайней мере у нас, и как провайдеры мы блокируем – куда мы денемся.. проверяемость очень легкая: они ходили в кафе и подключались.. Ну да, эта схема с песочницами исчезает, совсем мелкие остались, кто где-то это делает. Но если приходят органу к ЖЭКу, говорят «Дай мне в твой интернет зайти», или в кафе, это все накрывается. То есть они проводят контрольные закупки, они это проверяют и наказывают. Там штраф 50.000-100.000 рублей, причем отбиться очень сложно именно от Ревизора. Потому что там считается угроза причинения вреда, а причинение вреда – это если кто-то посмотрит экстремистский сайт, что-то сделает нехорошее.. то, что сайт открывается, уже является самой угрозой. По каждой статье КоАПа.. ты первый раз делаешь нарушение, ты являешься вредом малого предпринимательства, это первый раз, по каждой статье КоАПа у тебя есть право на ошибку, тебе обязаны выдать предупреждение, если это не создает вреда или угрозы причинения вреда, а здесь угроза-то создается: если даже один экстремистский сайт может быть открыт.. мы им даже давали по судам акты: «ни один из наших пользователей не зашел на такую-то страничку, просим ограничиться предупреждением». «нет, мы вам не верим, он же мог открыться, органы ходили по кафе, открывали.. они же написали нам уполномоченные, пока мы вам штраф выдадим». То есть этот закон строго достаточно контролируется. То есть мы видим, что институт блокировок внедрили. А по персональным данным - дурацкая история. Как ты думаешь, много ли провайдеров попало под эту историю с персональными данными? Единицы вообще, которые попали под эти штрафы.. публично, должна быть открытая политика защиты персональных данных, то есть должна быть опубликована и доведена до пользователей: если она опубликована, то все. Причем Роскомнадзор очень мягко относится, потом мы поговорим про проверки их. Недавно Генпрокуратура провела проверки их, потом пошла к операторам по поводу законов, про это надо не забыть поговорить, это – свежая тема. Давай прям сейчас тогда поговорим В данном случае была спущена с Генпрокуратуры связь, массовые коммуникации, IT и критическую информационную инфраструктуру. Пришли к Роскомнадзору, и сказали: «Чуваки, вы попали, мы сейчас будем кошмарить операторов». Был даже случай в Краснодаре, когда приходит прокурор с Роскомндазором, в бумаге написано – решение прокурора, Роскомнадзор спрашивают: «А ты кто такой? Нет на тебя бумаги. Иди отсюда, а я буду ему помогать. И потом пошли этого роскомнадзоровца, который без бумаги пришел, он же потом тебя проверять будет». А проверяют что? Давай-ка я тебе просто открою этот документик сейчас: во-первых надо предоставить следующие сведения, подчеркиваю слово сведения, под которыми подразумеваются и документы: исполнения законодательства о связи, в том числе строительство, размещение и реконструкция сооружений сети и средств связи, обеспечение защиты, госрегистрация на них, установление тарифов на услуги связи, наличие лицензий, хранение баз данных абонентов, соблюдение Закона об информации, использование и передача информации, об исполнении обязанностей статьями 10.1-10.5, там про организацию распространения информации, об использовании российских программ, о соблюдении порядка доступа к информации и об использовании телекоммуникационных технологий в целях идентификации граждлан – это они все хотят. То есть классический запрос, к нам лично пришли из 4-х разных федеральный округов, мы ответы готовили. Вообще, это по всем округам было. То есть это не местная инициатива, это идет по все стране проверка большая? Были фидбэки.. потом насчитал: в сумме более 20-ти субъектов РФ по всем округам. Но это только то, что я знаю, с чем ко мне пришли, я предполагаю, что были все 85. Я правильно понимаю, что это прокуратура проверяет, насколько Роскомнадзор добросовестно следит за провайдерами? Отчасти да, отчасти нет. Здесь, как всегда, крайним решили сделать бизнес: потому что если ты не ответишь прокурским, то там 50.000-100.000 рублей штрафа административка может быть. Хорошо, давай разделим.. это то, что характерно для российского управления – компанейщина, то есть, мы поначалу издаем законы, они – мертвые, потом какое-то появляется решение, что-то начинают делать. Помню, в Советском Союзе Носились за самогонщиками. Все варили, всем было наплевать, статья была мертвой, потом вдруг решили мочить самогонщиков, бегали за самогонщиками, потом забывают про это, начинают еще за кем-то бегать. Да, системности нет. Показетельные порки такие.. Ну если мы говорим сейчас про правоприменение, то получается, что ,по отношению к связистам, единственное, что они последовательно внедряли – это блокировки, то есть то, за чем они пытались следить. В запросе прокуратуры половина информации как раз про это. То есть их волнует вопрос этой «русской цифровой засеки». На самом деле, хороший вопрос, потому что они доверили Роскомнадзору это проверять: а вдруг он халатно к этому относится, недостаточно тщательно к своим обязанностям, не с должным чаянием, поэтому прокуратура усилила проверку. А может быть другая ситуация: было какое-то совещание наверху, у Роскомнадзора спросили, что у них, они сказали, что у них мало рычагов, и им дали прокуратуру в усиление. Пока строготь законов компенсируется необязательностью их исполнения. Но когда кому-то припрет что-то, он может, грубо говоря, достать этот закон из запыленного ящика и начать требовать его исполнения. Вопрос к тебе, как к информационному эксперту, ты знаешь такие случаи, когда провайдера закрыли: то есть убитый всеми эти штуками, провайдер просто прекратил экономическую деятельность? В практике моих клиентов такого именно нет.. По СОРМу конкретно ответ… Пока мы начинаем всю эту бюрократическую процедуру: судебные тяжбы, за это время ребенок родится.. они сами там начинают договариваться, кто-то продасться может.. мы еще перевыпускать лицензии умеем, то есть еще шаг, еще… за год они решают эти вопросы. То есть это, как когда собаки бегают, прыгают вокруг овцы, у них задача не съесть овцу, а чтобы овцы шли в определенном направлении, получается так: мы не видим задачи убивать бизнес, мы видим задачу получать от бизнеса определенные результаты. В данном случае, единственно, чего они по-настоящему хотели – это блокировки. У нас был конкретный оператор в Краснодарском крае, с которого стали требовать именно Яровую, у него СОРМ- 2, СОРМ-3 был куплен – Яровой нет. При том, в декабре 18-го года он должен был подписать план по Яровой, он его подписал, но в своей редакции, ему сказали, что, чувак, так нельзя, либо ты подписываешь сейчас, либо мы тебя закроем.. было сказано не совсем так… было 8 судов по административке: 4 по должностному лицу, по каждой лицензии по 2 суда, и 4 – арбитражных суда, то есть итого ему гроза 155-176к рублей штрафа. В итоге мы занялись этой историей: штрафов – 0, два дела вообще прекращены. Мне кажется, что там было телефонное право, то есть хотели показательно именно выпороть, но не получилось. Они за 7 рабочих дней сделали решение, хотя по закону: 15 дней на предвариловку, 15 дней на решение, то есть всего 30, самый короткий срок – это через 14 дней должно быть решение, они его сделали за 7 рабочих дней вместо 30, и мы его отменили по процессуальным основаниям – эти два дела, остальные 4 – мы ограничились предупреждением. В итоге только через подписали план СОРМ по Яровой Ну, я могу сказать, что никакого сравнения с налоговой, налоговая блокирует счета и все. Нет, ну сказали, что виновен, но предупреждение.. как считать: выиграли или проиграли? По двум делам.. Ну, я считаю, что, в конечном счете, бизнес свои задачи решил.. 165 тысяч – это не бог весть что, может быть даже был какой-то заказ или что-то еще. В принципе, он заплатил меньше нам, в итоге. Следующий вопрос, опять же, возвращаясь к изначальному разговору: о взаимодействии общества и законотворческого процесса. Многократно я слышал точку зрения, что не надо пытаться на законотворческий процесс влиять, потому что ты нервы потратишь, а результата не получишь, останешься клоуном. Система так работает, что она напринимает всякой чуши, а потом чиновники все это будут систематизировать и приводить к реалиям, поэтому участвовать в законотворческом процессе просто не нужно. Я такую точку зрения слышал от многих провайдеров, хотелось бы твою услышать. Такой вопрос: можно ли повлиять на законотворческий процесс, или это все правда решено в каких-то черных комнатах, а все эти круглые столы – они для галочки? В данный момент это так, раньше можно было. Они собирали рабочие группы, собирали затем операторов, я участвовал. По рецепированию в том числе… то есть если ты сменил юрадрес, но не уведомил Роскомнадзор, то лицензия прекращается в силу закона. Все учения провели, это было возможно, в итоге закон не приняли, приняли другой, который уже не позволяет так беспредельничать. Это какие годы? Это 2010 год примерно То есть в 2010 году там были рабочие группы, которые как-то решали? Да, еще были, а в 2012 – уже все, после Болотной, такая реакция пошла, по ощущениям. По моему мнению, все эти общественные обсуждения сейчас – для галочки. С твоей точки зрения, это – имитация диалога? Абсолютно, чтобы потом массам об этом рассказать У нас была ситуация по поводу Клишаса – суверенного интернета, там в первой редакции была очень опасная норма, по которой они под контроль брали не только международные линки, а вообще все линки. Во втором чтении его убрали, это сработало гражданское общество, или кто-то из крупных операторов попросил, чтоб хоть это не делали? Я помню эту историю.. я сам в ней не участвовал.. Там тоже, если в рабочей группе начинаешь возникать против общей струи, тебя туда больше не зовут. У них есть отдельная рабочая группа с крупными операторами, никаких ассоциаций, все это – пофигу. Есть большая четверка и Минкомсвязи, ну и ФСБ по ФСБшным вопросам, они там между собой собираются, если по СОРМу, то еще и производители крупные, мелких туда не зовут. Они решают между собой. Им надо сделать покрытие больше 60-70%, и им этого хватает, то есть они какой-то задачи своей достигли. По крайне мере эта мера была убрана… Кто ее достиг, я не знаю. Повлиять на законотворческий процесс трудно. Это трудно, надо этим только профессионально заниматься. Дальше мы переходим к следующему вопросу: а нахера лично мне это надо? Если мне деньги надо зарабатывать на себя, на семью, а другие не готовы это спонсировать. Ответ то мне очевиден: это общественная деятельность, которую необходимо вести, определенные лица должны ее финансировать, необходимо царапаться и добиваться чего-то. Потому что иначе идет бесконтрольное усиление абсурдных законов неисполнимых. С одной стороны да, если относиться к этому безответственно, то всех не перевешают, но необходимо развивать какие-то структуры общественные, которые могли бы вступать в юридический, политический диалог с властью. И получать то, чтобы законы были исполнимы, чтобы нормы были исполнимы. А если труд специалиста, эксперта не оплачивается, то он сам себя не уважает. Да дело не в уважении.. тебе надо кормить детей, платить аренду, налоги, зарплату сотрудникам, все вместе, ты не можешь работать бесплатно. Если обществу нужно, чтобы ты работал, оно должно заплатить деньги. Если оно не платит деньги, значит оно не ставит это вообще в проблему, можно сказать, что то, что происходи в обществе, общество устраивает. Логика железная. Не устраивало бы – люди платили бы деньги. То есть мы сами создаем такую ситуацию. Каждый конкретный человек.
  10. Огненное интервью с Артём Черанёв (Екатеринбургские оператор Инсис) По поводу уральской ассоциации операторов связи. Столкновения с городскими властями, с управляющими компаниями, практика, принципы работы. Горячо рекомендую, всем, кому интересна тема гражданского общества - как это делается на практике. ютьюб https://www.youtube.com/watch?v=pP4g0ifztPo&feature=youtu.be&fbclid=IwAR2-huAESXzh7EtYibJZpTzx2oZftIhcBh08C0nc3qxgW-e-JqLhE2rxlmQ полная расшифровка на Дзене https://zen.yandex.ru/media/id/5db4db725d6c4b00ad648a3d/razgovor-s-artemom-cheranevym--operator-insis-ekaterinburg--uralskaia-associaciia-operatorov-sviazi-aocuralru-5e1e11b2f73d9d00af63950c?fbclid=IwAR3O4SEjoDgIaRlGpIEk3B9wGQzIfU8R6Fw2zCtRU1yOCiW15Yi4YvjGByg   Избранные цитаты: ////////////////////// Разговор с Артемом Чераневым – оператор Инсис (Екатеринбург) – Уральская ассоциация операторов связи (aoc.ural.ru) М: расскажи про свой опыт, первый вопрос – это как ассоциация образовалась, ради каких задач, кто сделал, как сделали? Р: Все началось с сентября 2011 года, когда в мэрии подписали постановление – в нем четко было написано: «Ребята, срок вам до 1 января, мы запускаем проект «Чистое небо», быстро уходите под землю, слезайте со столбов». До конца года на тот момент оставалось всего три месяца, мы оказались в тупике, М: вот у вас уже тогда ассоциация была? Р: Нет, пока не было. М: когда подул этот ветер перемен, люди собрались, поняли, что надо что-то делать сообща. Р: Да, да, совершенно верно. Такое осознанное прямо единодушие случилось перед лицом общего врага. М: это классика жанра. Р: Да, дружат, как правило, в большинстве случаев, против кого-то. Подготовили выступление, расчеты, показали, что, во-первых, ничего подобного в городе нет. При самых лучших раскладах объяснили, что перенос проводов – это не то чтобы снять их со столбов и убрать под землю, нет. Это построить все заново вообще. Цена вопроса на тот момент, еще по тем деньгам, когда доллар был по 30 рублей, как мы помним, по самым оптимистичным расчетам, это два миллиарда, и минимум два года работы. Но самое интересное, что во всей Свердловской области нет столько специалистов, которые были бы в состоянии даже за год обеспечить этот объем работ. М: это был административный приказ, не подкрепленный в принципе ресурсами, реалиями и т.д. Р: Вообще абсолютно ничем. Диалога там было ровно ноль, точнее минус. С нами говорили в приказном тоне, ухмылялись и так далее. И после этого мы четвером собрались, объединились, хотя предлагали войти в Ассоциацию всем операторам, кто работал на тот момент в Екатеринбурге. Федералы тоже захотели кстати, но им религия не позволяет, центр запрещает куда-либо входить, в некоммерческие объединения и так далее. Поэтому местные операторы связи – «Конвекс», «Планета», «Инсис» и «Эрланг» образовали Уральскую ассоциацию операторов связи на правах действующих членов. Вообще учредителей было 4 оператора, но в совещательном порядке регулярно присутствовало все операторское сообщество, те же федералы постоянно грели уши, присылали своих представителей к нам, в том числе, активно синхронизировали свою позицию. Забегая вперед, скажу, что сейчас у нас местный «Эр-Телеком» вошел в Уральскую ассоциацию операторов связи, в том числе. Р: Да, да, да. У нас администрация не сразу это осознала, они прозевали вообще в принципе появление Ассоциации. Поняли лишь когда вдруг начали от нас получать письма под копирку. Начали соображать, что тут против них уже играет профессиональное сплоченное сообщество. И это очень хорошо, тут много чего хорошо сработало. В итоге ФАС заставляет администрацию переделать две строчки в постановлении, фактически это были ключевые два пункта, которые, собственно говоря, обнуляют позицию мэрии, документ превращается в ненужную бумажку. Мэрия подает в суд, но, одно дело, когда администрация судится непосредственно в Екатеринбурге, и совсем другое дело, когда местным чиновникам грозят пальцем москвичи. Но все это продолжалось очень долго, я перепрыгнул один очень важный момент, которым занимались исключительно мы. Мы развернули колоссальнейшей мощности PR войну. Наш месседж был очень хорошо подхвачен всеми СМИ от муниципального до федерального уровня, у нас даже в различных федеральных источниках выходили материалы. Дошло до того, что пиарщики провели акцию «похороны интернета». У нас есть памятник клавиатуре, не слышал? М: нет. Р: У нас единственный город, где такой памятник есть. Его накрыли черной простыней, вышли «монахи», люди с плакатами, подхвачено было очень серьезно. М: это очень важный момент, когда общался по ситуации с Яровой, я говорил, что нельзя надеяться на что-то одно, на суд, должна быть комбинация, в комплексе PR, плюс юридическая, плюс политическая работа, они могут дать результат. Р: Исключительно. Это огромная ошибка абсолютного большинства представителей телеком-сообщества, с которыми я все это время общался. Им казалось, что «мы сейчас в суд подадим и все решится». Я говорю: «Ребята, это не сработает». М: в конечном итоге можно получить политическое решение, оно может быть только через комбинацию общественного мнения и какой-то юридической позиции. Р: Да, у нас был сайт, где шел обратный отсчет, когда закончится интернет в городе Екатеринбурге. Кроме этого, мы всем рассказали, куда можно писать по этому поводу и администрацию просто закидали обращениями граждан. М: это важно, да. Р: Мы общественность раскачали, и заставили наших чиновников очень сильно вздрогнуть. М: они поняли, что издержки будут у этого мероприятия. М: это же характерное совпадение, вот есть две реально живые ассоциации, это ваша Ект и Питер. Две столицы русского рока. Что-то же в этом есть. Р: Да, на днях тут как раз смеялись. Наш главный юрист как раз обзванивала обзванивала ассоциации в разных городах, и она услышала дословно то же самое. «Самые живые – это ваша ассоциация Черанева и питерские. Я им говорю: «До тех пор, пока вы сидите в своей норе и боитесь, вы никто, и ничего не добьетесь». А вдруг будет хуже?» - мне говорят. Я отвечаю: «Куда хуже? Тебя уже во всех позах поимели, куда хуже-то? У тебя уже обрезают провода, снимают оборудование, взвинчивают цены на размещение, куда хуже? Хуже только все, на паперть ты завтра пойдешь без гроша в кармане. Вот все твои перспективы». У нас в разгар этих конфликтов, посчитали маркетологи, лично со мной интервью или комментарии где-то в прессе выходили каждый второй рабочий день в течение какого-то года. Это 2013-2014 годы. Каждый второй рабочий день, раз в два дня. Я к тому, что надо активно свою позицию проявлять. М: у тебя после этого были какие-то неприятности? Все же это и говорят, высунешься, а потом будут проблемы. У тебя лично были проблемы? Р: Нет. Я не лукавлю сейчас, не пытаюсь кого-то выгородить, просто я критиковать критикую, но за словами-то слежу. Все, что я говорю, я говорю только по делу, очень четко, жестко, да, прямолинейно, да, но по делу. Я не перехожу на личности. М: все нужно делать разумно, это понятно. Но с беспределом ты не столкнулся? Р: Со стороны администрации нет. . Мэрия пару-тройку раз пыталась дерзить, скинув кабели, но в итоге без связи осталась администрация Верх-Исетского района на трое суток. Ребята самоизолировались. Операторы быстро пустили в обход трафик нужный, а им принципиально никто ничего не запустил. Бросили кабель, сидите, терпите, сами виноваты. Т.е. там вплоть до такого доходило. Они где-то по мелочи все равно начинали скидывать, обрезать, еще что-то. Еще раз говорю, в масштабах всей войны – это пыль на рояле, в пределах погрешности. Мы официально написали запрос в Федеральную службу безопасности, пришли на прием к их руководству, и сказали: «Вот постановление, вот схема прокладки того, что вы арендуете у нас, вот оно идет там-то и администрация четко вознамерилась все это дело порезать, условно говоря, завтра. Мы просто вас предупреждаем, что если вдруг вы завтра потеряете какой-то канал связи, нужный вам, мы не знаем, для чего он там нужен, мы не спрашиваем, это не наша вина, это ходят люди, нанятые администрацией города». На следующий день в 12:00 в профильном комитете по связи администрации города уже сидели люди в штатском. М: c одинаковыми ботинками. Да. Вкрадчиво часа два задавали вопросы чиновникам: «Ребята, объясните почему из-за ваших инициатив Федеральная служба безопасности должна остаться без связи М: раз зашла речь о бюджете, скажи, как все это финансировалось? Когда мы общались по поводу Яровой, один из серьезных вопросов, понятно, PR-кампанию надо вести, юридическую, судебную нужны деньги, нанимать юридическую компанию, которая будет организовывать суды. И дальше внезапно у всех включается жадность и типа Россия спасется сама. Понятно, одно дело – это спасение человечества, другое – спасение собственных активов. У вас были взносы. Ты же говоришь, только 4 организации вступило, и платили взносы, а остальные просто бесплатно покатались? Р: Никаких юридических компаний мы не нанимали. В УралАОС есть штатный юрист. По совместительству это руководитель юридической службы компании Инсис, т.е. это наш юрист. Там была какая-то надбавка, небольшая совершенно к зарплате, потому что, в общем масштабе, при правильной организации это не занимает много времени. М: фактически, все это мероприятие профинансировали за взносы четырех компаний? Р: Да. Это недорого стоило. У нас есть ежемесячные взносы. М: сколько, кстати? Р: Общий ежемесячный бюджет Ассоциации составляет 200 тысяч рублей. М: на фоне бюджета организации это просто ничего. По поводу управляющих компаний. Вся ситуация началась у нас, по-моему, в 2008 году, конкретно с нашей компании Инсис, т.е. еще до создания Ассоциации. У нас есть управляющая компания «Верх-Исетская», которой все операторы традиционно платили за размещение оборудование на общедомовом имуществе. В какой-то момент эта управляшка приходит и говорит: «Вы платили за каждый дом 400 рублей, сейчас будете платить по тысяче». Мы такие: «А обоснуйте». Те сидят, на нас смотрят, а в глазах ноль интеллекта просто, сидят, пилят бабки и говорят: «Ну, не хотите – мы все повыкидываем». Мы от них получили официальный запрос, и там началось все вообще очень интересно. Мы сначала подали в суд на то, что они не имеют права повышать цены, во всяком случае, в таком размере. Суд первой инстанции принял их сторону. Мы подали в апелляцию, они снова на коне. Мы подали в кассацию, и кассация, рассмотрев предмет спора, сказала: «А вы понимаете, что предмета для договора нет вообще?» В чем заключается услуга, предмет услуги в чем? Т.е. мы провода тянем, узлы монтируем, абонентов подключаем, услуги оказываем, устанавливаем. Управляйка-то что делает? Никаких полномочий у управляющей компании от жильцов на взимание денег с операторов связи нет. М: кстати, Богатов в те же годы еще про это говорил, что у управляшки нет формального повода взять деньги. Просто с точки зрения гражданского кодекса. Р: Да. Кассация вернула дело в первую инстанцию. Первая инстанция сказала: «Уважаемые управляющие компании, что-то мы тут согласны с кассацией, сразу как-то не углядели. А договор просто недействительный, это просто какая-то бумажка. А раз это бумажка, то соответственно, вы не имеете права брать бабки». После этого, мы, я говорю сейчас чисто про компанию Инсис, обратились в региональное УФАС, к нам присоединились другие операторы, и УФАС УК «Верх-Исетской» сказал: «Не имеете права. Причем не только вы, вообще никто не имеет права». То есть не в отношении какого-то одного субъекта, а в принципе. А федеральная антимонопольная служба – это ребята серьезные, мы знаем, потому что если начать с ними как-то неправильно себя вести, можно напороться на оборотный штраф, причем такого размера, что жизнь твоя закончится как юридического лица. Сразу же. У нас потом были прецеденты, когда борзели УК в отношении нас в области, ФАС выписывала им оборотные штрафы, те шли в суд, а суд им эти штрафы сокращал только по причине того, что он понимал, что они несовместимы с жизнью. М: из жалости. Р: из жалости не к ним, а к жильцам. Добавлю, что в процессе противостояния с УК «Верх-Исетская», которое продолжалось, естественно, не месяц, и не год, эти ребята, во-первых, несколько раз нападали на наших сотрудников, слава Богу, обошлось без каких-то инвалидностей и серьезных последствий, но тем не менее. Но один раз мы их подловили. Мы сцену нападения засняли, на сотрудника УК подали в суд и довели дело до уголовного приговора, нападавшему дали 2.5 года условно. Те его задним числом, естественно, к тому моменту уволили, но мы так злобненько похихикали и сказали: «Давайте, давайте, еще попробуйте». Дело же не в том, что нам надо было конкретного чувака на тюрьму посадить, а фишка в том, что информация очень быстро распространилась и желающие что-либо исполнять вот такое, противозаконное, кого-то бить из сотрудников Инсис, сразу же кончились. Что там еще было – в итоге им впаяли оборотный штраф, но была какая-то мутная история, когда начальница УФАС уехала, оставила вместо себя заместителя, а та, пользуясь своим личным знакомством с директором УК, вместо положенных миллионов, нарисовала символические 100 тысяч. Но, забегая вперед, я скажу, что эту заместительницу в марте 2015 года отправили на 10 лет в колонию за коррупционные преступления, наш эпизод тоже лег в основу приговора. Ее хорошо так закрыли, качественно вообще. У нас еще был очень крупный конфликт с другой управляющей компанией криминального толка, там тоже нападали на наших сотрудников, брызгали им газовым баллончиком, рубили нам кабели, и мне неоднократно говорили: «А что ты, типа, воюешь ради войны, вроде как», я отвечаю «Ну, здрасьте, унитаз покрасьте. Что значит, ради войны? Да, я несу определенные потери, войны без потерь не бывает. Если вы собрались воевать, надо, во-первых, учитывать интеллектуальный уровень этих ребят», а если говорить про Екатеринбург, то в большинстве своем в управляющих компаниях просто бандюганы сидят. Это во-первых, а, во-вторых, надо считать выгоду. У меня спрашивают тогда, а разговаривал я с кем-то из федералов: «Ты что, тебе абонентов отрубят, еще что-то», я говорю: «Ну, мы же до абонентов, донесли все это PR-кампанией про этих нехороших людей». Их и так жильцы не любят, потому что они привыкли к тому, что не убирается мусор, не подметается двор, потому что в УК сидят и тупо пилят бабки, которые собираются с жильцов. Рынок криминализирован, оттуда идет куча бабла в общак, все дела. Я говорю: «Вот ты сколько платишь за размещение в домах?», он отвечает: «Ну, больше 4 миллионов», я говорю: «А я 270 тысяч». Я думаю, пояснения излишни. У меня много читателей провайдеров, поэтому мне понятнее провайдерский контент, но в целом, это для любой отрасли работает. Если люди не сидят, засунув язык в жопу, а предпринимают разумные, организованные методичные усилия, то вероятность что-то получить, сильно лучше, а потери от того, что ты сидишь, засунув язык в жопу, они превышают риски. Ну да, в принципе, можно и получить какую-то ответку, но. Мы же не собираемся жить вечно, в принципе М: чисто интерфейсный момент, что власть – это бюрократическая структура. Бюрократическая структура не может реагировать на нытье в Facebook. Бюрократическая структура может реагировать только на официальные документы, т.е. для того, чтобы в принципе общаться со структурой, нужно порождать бюрократические структуры, и вступать в переписку и т.д., просто нет другого пути. Ты когда к компьютеру подходишь, ты же нажимаешь на клавиатуре кнопки и мышкой крутишь, ты же не жалуешься, не кричишь: «Открой, пожалуйста, браузер», ну, сейчас можно, раньше нет. Сейчас для вас, дураков, и такой интерфейс сделали. Т.е. так же как компьютер не угадывает желания пользователя пока, так и власть, пока для того, чтобы ей понимать, что она как хорошо говорил MrBear из Красноярска провайдер, он говорил, что у вас действует метод эмпирического наползания, т.е. это сделать можно, а это сделать уже начинается сопротивлялово. Поэтому если вам что-то не нравится, вы должны породить структуру, которая в состоянии сгенерировать сопротивлялово. В большинстве случаев у этих людей есть свои способы, источники денег, свои методы зарабатывания карьеры, и ваши три копейки, для них это сдача от сдачи, мелкая проблема, которая чем меньше создает персонального геморроя, тем проще жить. И то, что люди даже не то, что боятся, просто у людей нет привычки создавать бюрократические структуры. Р: Это состояние страха, во-первых, во-вторых, полная неготовность вести такую войну на истощение, как правило. Войну, причем на истощение, в первую очередь моральное. Я ведь не говорю про деньги, я уже порядки сумм говорил, бюджет у нас копейки. М: ну, не истощились вы от 50-60 тысяч рублей в месяц. М: ни о чем вообще, тут играет роль, что существует официальная структура, которой надо написать официальное письмо, которое пойдет по бюрократической какой-то траектории и будет как-то рассматриваться, в каких-то ведомствах. Дальше уже с помощью опять же PR-кампании можно усиливать позицию, с помощью какого-то адекватного общения доносить проблемы, которые будут на следующем шаге, чтобы эта удалая борзость столкнулась бы с тем, что «а вы понимаете, что будут последствия, таки и такие». И дальше уже начинается внутрибюрократический какой-то диалог, который приводит к тому, а зачем нам вообще этот геморрой нужен? Ради чьих конкретно интересов? И уже агрессивность системы снижается. Р: Тут еще действует принцип шахматной партии двух гроссмейстеров высокого уровня. В такой шахматной партии не кто-то выигрывает, а, скорее, кто-то проигрывает, т.е. все строится на том, что кто-то в какой-то момент делает ошибку, за что расплачивается. Вот когда ты ведешь допустим, всю переписку грамотно, сутяжничество, вот это все, пишешь официальные письма, требуешь входящие, регистрацию, подаешь в суд, пользуясь законодательством Российской Федерации, а там достаточно инструментов. Их просто надо уметь видеть и уметь ими пользоваться. М: по поводу Яровой, где мы нагрешили, почему у нас все так? Что мы сделали неправильно? Р: Ну, я тебе скажу так, тогда же в Москве вытащили депутата какого-то, он говорит: «Так а что, нам притащили этот законопроект, а у нас же в Думе только спортсмены и комбайнеры сидят», это цитата. М: это на MUSE приходил депутат из ЛДПР и говорит: «Нам сказали подписать, мы и подписали». Р: Ну, здесь радуют две вещи. Вещь первая: чем дальше, тем путаницы вообще внутри всего этого пакета Яровой все больше и больше, звучит какие-то совершенно абсурдный уже бред про то, что все должно быть исключительно российского производства. М: почему бред? Бюрократия не может сказать «нет». Единственный язык, который может делать бюрократия, чтобы тормозить опасный приказ – это язык саботажа. И если есть возможность саботировать через какие-то бюрократически приемлемые вещи, то это грамотно, типа, зачем будем китайцев кормить, давайте сделаем российскую электронную промышленность. Отличный ход, давайте. Это без таймлайна уже никуда, в принципе. Р: это плюс семь лет. М: во-первых, во-вторых, это алаверды тем самым инициаторам в лице олигарховуже возвращаются, ты все это придумал, ты теперь давай и строй нашу промышленность, нашу силиконовую долину. Вот тебе же надо. Бюрократическое сопротивление, когда бюрократия недовольна тем, что ее куда-то гонят на убой, а политически издержки, экономические издержки, они очевидно неприятные, и смысл нулевой, то соответственно, то, что они могут сделать, они могут породить различный документооборот, который этот неприятный момент, час Х, когда это все дело взорвется, он отодвигает. Это не бред, это хороший способ отодвинуть неприятности. Р: Ну сейчас же если опять же продолжать про Яровую, мало того, что на бумажном уровне чем дальше, тем бреда больше, так нет вообще никакого сертифицированного для этих целей оборудования, вообще никакого. И я не понимаю операторов, которые бегут и что-то начинают уже строить и вкладывать бабки. Мне хочется им сказать, «Ребята, вы понимаете, что как бы сейчас формально выполняя требования Федеральной службы безопасности у себя там где-то в регионах, вы закон о связи нарушаете, у вас по-хорошему надо отнять лицензию? Потому что вы строите массивы хранения данных, не имеющих соответствующие сертификаты. Я скажу больше того, у нас центра сертификации нет, у нас органов, которые сертифицируют это железо, нету. У нас нету для выполнения пакета Яровой ничего абсолютно. У нас был прецедент как-то раз, уже давно, наши чекисты к нам такие заходят, говорят «Ставьте какое-то железо», а не то мы вам устроим. Однако тогда сложиился какой-то вакуум, и тои железяки не сертифицировали, то ли система сертификации менялась, я могу сейчас наврать, но смысл в том, что мы формально выполнить этот закон не могли. Я к коллегам обращаюсь: «Пишите письмо в Роскомнадзор официальное, с условным содержанием: «Уважаемый Роскомнадзор, вот у нас прилагается копия письма от УФСБ, требуют от нас установить какое-то срочное оборудование, но оборудование не сертифицировано. А в случае, если мы его установим, то вы нас лишите лицензии. Что же нам делать?». И мы взяли просто, так самоустранились, а вместо себя лбами столкнули РКН и ФСБ. А они и так друг друга не очень любят, я скажу честно, у них постоянное выяснение отношений, как минимум за разделение сфер влияния в том смысле, что «это ваша проблема», «нет, это ваша проблема». Вот так, совсем по-пацански. Те такие посмотрели, быстро смекнули, что эти ребята из Инсиса задумали стравить их с ФСБ, подумали, подумали, и извернулись. Они взяли просто, что там сначала немножко налили воды, но, значит, мы вам напоминаем, уважаемый Инсис, что согласно закону о связи, дальше идет цитата, выделенная как раз про сертифицированное оборудование, про возможные перспективы и т.д. И мы берем это письмо, идем к чекистам и говорим: «Ребят, вы нас заставляете совершить ритуальное самоубийство у всех на глазах, так, чтобы потом всю оставшуюся жизнь говорили: «Черанев – дебил конченый». Я говорю: «Вы и бизнес собрались убивать, и вы потеряете всю возможность за всякими нехорошими людьми, бармалеями следить, и короче вообще непонятно, что делать, заставляете нас нарушать закон». Те говорят: «Эх, ну да, ладно, давайте, бывайте, пацаны». Вот такая история. М: я хотел сказать важный принцип, что когда позиция гражданин против ведомства, она слаба. Поэтому очень важная задача сопротивления – это эксплуатировать внутриведомственные противоречия. Р: О чем я и говорил в самом начале. Враг моего врага – мой друг. И когда возникает какой-то конфликт, первое, что мы всегда делаем, мы сразу же анализируем, а кто из ребят на таком же уровне ресурсов имеет зуб, либо не прочь подкузьмить, либо еще какие-то у него старые обиды, еще что-то. И все, его какими-то несложными манипуляциями вовлечь в свою орбиту, тут главное чуть-чуть подумать. М: это, кажется, короче, что деньги мозги делают чудеса. Без мозгов ничего не получится. Это жизнь такая
  11. Ринет все?

    Утешил.
  12. Ринет все?

    Ну... независимость потеряли. Теперь мы часть эр-телеком холдинга
  13. Ринет все?

    эх
  14. Повышение цен

    хм. попробую :-)
  15. Повышение цен

    Ап. Планируем повышать на 5% с 1января Вообще. Для отрасли системный выход в том, чтобы приучить абонентов, что цены каждый год индексируется на 5%