Jump to content

Glaux

Пользователи
  • Posts

    15
  • Joined

  • Last visited

About Glaux

  • Rank
    Абитуриент
    Абитуриент

Контакты

  • ICQ
    Array
  1. Сделайте долгосрочный сервитут на необходимую для прокладки кабелей и установки оборудования связи часть здания и делов. См. судебную практику ВАС РФ за 2001 г. и 1999 г.
  2. Ага а еще можно из железяк, которые валяются на помойке, собрать хороший оптический маршрутизатор (зачем cisco переплачивать?) :) Есть предложение подать 20 раз, может на 20-й пожалеют и не откажут (будет форма). Бухгалтерию надобно сначала хотя бы спросить, как доказать факт ФХО, а потом уж в суд :) (если еще есть договор, который не противоречит законодательству об оказании данного рода услуг). Как шаблон можно иногда сделать заявление на судебный приказ, но никак не иск в арбитраж.
  3. Не знаю насчет практики - есть например решение по "меххосту" - с сайта ВАС РФ скачал. Как судебная практика может быть противоречивой - можно и в конституционный суд обратиться - никто не обязан отвечать за действия третьих лиц, вот выдерждка из постановления ВАС РФ: "Таким образом, провайдер не несет ответственности за передаваемую информацию, если не он инициирует ее передачу, выбирает получателя информации, влияет на целостность передаваемой информации". Обязанность доказать факт того, что оператор знал, что у него за информация передается - лежит на Истце (то есть доказать это нереально). Так что министр абсолютно прав: "провайдеры не должны нести ответственность за контент". Решение_по_Меххосту.pdf
  4. Ст. 45 ФЗ "О связи": пункт 5. "В случае прекращения у абонента права владения и пользования помещением, в котором установлено оконечное оборудование (далее - телефонизированное помещение), договор об оказании услуг связи с абонентом прекращается. При этом оператор связи, с которым прекращается договор об оказании услуг связи, по требованию нового владельца телефонизированного помещения в течение тридцати дней обязан заключить с ним договор об оказании услуг связи. В случае, если в телефонизированном помещении остались проживать члены семьи абонента, договор об оказании услуг связи переоформляется на одного из них в соответствии с правилами оказания услуг связи..." Таким образом видно, что право на заключение договора на услуги связи имеет как собственник жилого помещения, так и лицо имеющее право в этом помещении проживать (пользоваться) - вопрос неоднозначный. Вы имеете право, пока у абонента права на занимаемое жилое помещение не прекратились, не расторгать договор (например пока абонент прописан в квартире). С другой стороны нет ответственности за нерасторжение договора, разве что реституция.
  5. Выслал вам тексты 2-х подобных договоров. Это действующие договоры. Теорию пересылаю - это из "Вестника Связьинвеста" - он есть в свободном доступе на их сайте. Оптические волокна как объекты права Святослав Киреев Корпоративное издание ОАО Связьинвест № 8 2006 При строительстве сетей операторы связи нередко сталкиваются с необходимостью приобретения прав на оптические волокна. Зачастую создание и эксплуатация сети предусматривает использование не более двух-трех пар оптических волокон, в то время как современные кабели связи, как правило, насчитывают значительно большее их количество. Определенные трудности вызывает классификация оптических волокон как объектов права. Рассмотрение этого вопроса будет способствовать решению правовых проблем, возникающих при приобретении в аренду, собственность, а также отчуждении оптических волокон, находящихся в оптическом кабеле, содержащем большее количество оптических волокон, чем требуется оператору связи для создания и эксплуатации соответствующей сети связи. Для уточнения используемого в статье понятийного аппарата обратимся к законодательству Российской Федерации. Согласно ст. 2 Закона РФ «О связи» № 126-ФЗ от 07.07.2003 (далее – Закон) под сетью связи понимается технологическая система, включающая в себя средства и линии связи и предназначенная для электросвязи или почтовой связи. Термин «линия связи» Закон определяет как линии передачи, физические цепи и линейно-кабельные сооружения связи. Следовательно, сеть связи включает в себя средства связи, линии передачи, физические цепи и линейно-кабельные сооружения связи. В соответствии с Правилами технической эксплуатации первичных сетей взаимоувязанной сети связи РФ (далее – Правила), утвержденными Приказом Госкомсвязи России от 19.10.98 № 187, под «линиями передачи» понимается совокупность линейных трактов систем передачи и (или) типовых физических цепей, имеющих общие линейные сооружения, устройства их обслуживания и одну и ту же среду распространения сигналов в пределах действия устройств обслуживания (п. 213). Согласно п. 217 Правил, типовая физическая цепь – это физическая цепь, параметры которой соответствуют принятым нормам. Пункт 216 Правил устанавливает, что физическая цепь представляет собой металлические провода или оптические волокна, образующие направляющую среду для передачи сигналов электросвязи. Из вышеприведенного глоссария следует, что оператору для создания или строительства сети связи в любом случае необходим такой их элемент, как физическая цепь, т. е. металлические провода или оптические волокна, образующие направляющую среду для передачи сигналов электросвязи. Сети связи не обязательно должны находиться в собственности оператора. Поэтому понятие «создание», используемое в настоящей статье, охватывает также термин «строительство», так как сети связи могут быть созданы посредством не только строительства (т. е. собственно создания путем строительства), но и заключения договоров купли-продажи, аренды или иных договоров, направленных на приобретение прав на сети связи и (или) их элементы у иных субъектов гражданско-правовых отношений. Под термином «эксплуатировать» понимается использование сети связи в целях оказания услуг связи и (или) услуг по пропуску трафика, в результате чего оператор получает возможность извлекать доход. В том случае, если оператор намерен создать и эксплуатировать сеть связи с использованием в качестве физической цепи оптических волокон, ему необходимо приобрести права на них. Права в данном случае означают право собственности, право аренды, а также любые иные вещные или обязательственные права, которые позволят эксплуатировать сеть связи. В российском законодательстве отсутствуют правовые акты, содержащие нормы о запрете использования оптических волокон, не входящих в состав оптического кабеля связи. Однако системный анализ содержания значительного числа нормативно-правовых актов РФ (например, упомянутых выше Правил), технология строительства сетей связи прямо указывает на то, что оптические волокна, используемые при создании сетей связи, всегда входят в состав оптического кабеля связи. Данное требование в первую очередь обусловлено необходимостью обеспечения защиты оптических волокон от внешнего воздействия, поскольку оптический кабель представляет собой определенное количество оптических волокон в специальной броне. Согласно ГОСТ Р 52266-2004 «Национальный стандарт. Кабельные изделия. Кабели оптические. Общие технические условия» в состав оптического кабеля (ОК) входят оптические волокна (ОВ), а также некоторые другие элементы, такие как промежуточные и наружная оболочки, броня, защитные шланг и покрытия и др. Таким образом, оптические волокна являются частью оптического кабеля связи, состоящего из оптических волокон и различных защитных оболочек. В состав ОК может входить несколько ОВ различных типов, обладающих различными (или одинаковыми) техническими характеристиками. Каждое оптическое волокно, входящее в состав ОК, характеризуется такими параметрами, как тип (одномодовое или многомодовое), коэффициент затухания на определенной длине волны, дисперсия и пр., которые оказывают определяющее влияние на возможность передачи по конкретному волокну электрического сигнала с конкретной длиной волны. Оптическое волокно обладает самостоятельными техническими характеристиками, независящими от технических характеристик других ОВ, находящихся в том же ОК, поскольку каждое ОВ, являясь самостоятельной физической цепью, используется для передачи конкретного электрического сигнала независимо от применения других оптических волокон (физических цепей) в ОК. Таким образом, информация в виде электрических сигналов передается по отдельному волокну независимо от ее передачи по другим волокнам, что обеспечивается использованием каждого ОВ в ОК по отдельности. С этой целью п. 5.4.3. ГОСТ Р 52266-2004 определяется, что конструкция ОК должна обеспечивать возможность идентификации ОВ, т. е. такое обозначение ОВ, которое бы позволяло отделить конкретное ОВ от прочих, находящихся в том же оптическом кабеле. Раздельное использование ОВ для передачи определенного электрического сигнала по каждому из них предполагает необходимость идентификации ОВ и на стадии подключения ОК к станционному оборудованию приема и передачи электрических сигналов. В этих целях руководящий документ отрасли «Оборудование кабельное оконечное. Общие технические требования» (РД 45.064-99) в п. 3.2.7. прямо устанавливает, что оконечное кабельное оборудование, предназначенное для концевой заделки волоконно-оптических кабелей, должно обеспечивать, в частности, идентификацию оптических волокон. Следует обратить внимание на то, что в состав линий, а соответственно, и сетей связи, согласно ст. 2 Закона, входят именно физические цепи, а не оптические (или иные) кабели связи. Кроме того, из описания оптического кабеля видно, что он является не более чем совокупностью нескольких оптических волокон, объединенных общей защитной оболочкой. Именно поэтому базовый вопрос рассматриваемой темы – это вопрос о том, делимую либо неделимую вещь представляет собой оптический кабель связи. В силу ст. 133 ГК РФ вещь, раздел которой в натуре невозможен без изменения ее назначения, признается неделимой. Данная норма в российской доктрине толкуется по-разному. Так, например, в «Комментарии к Гражданскому кодексу РФ. Часть первая», под редакцией проф. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина (Юрайт-Издат; Право и закон, 2002), указывается, что критерием признания вещи делимой или неделимой служит оцениваемая гражданским оборотом способность или неспособность составных частей вещи приобретать самостоятельную ценность. Весьма вероятно, что решение этого вопроса может носить неоднозначный характер и зависеть от того, что в данной местности считается самостоятельной вещью, и наоборот. Оценка «самостоятельности» или «несамостоятельности» должна быть прерогативой суда, который в зависимости от обстоятельств дела будет определять характер спорной вещи». Очевидно, что авторы в качестве основного критерия делимости используют способность части вещи приобретать самостоятельную ценность. С точки зрения Е.А. Суханова, делимой считается вещь, которая разделяется в натуре так, что любая из ставших самостоятельными частей может быть использована по прежнему назначению, т. е. выполнять ту же функцию, что и вещь в целом (например, соответствующая часть жилого дома или отдельное изолированное жилое помещение в квартире). Неделимой признается вещь, которую невозможно разделить в натуре, не изменив при этом ее первоначального хозяйственного или иного назначения, поскольку ее отдельные части не в состоянии выполнять прежние функции вещи (например, земельный участок менее предусмотренного законом размера). Делимость и неделимость представляют собой юридические свойства вещи, «так как в физическом смысле делима всякая вещь». В судебной практике и доктрине известны также иные мнения, однако наиболее распространенная точка зрения состоит в том, что если часть вещи может быть использована по тому же назначению, для которого функционально предназначена целая вещь – данная целая вещь является делимой. В качестве примера такой позиции можно привести Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 12.08.2005 по делу № А28-3229/2004-42/7, в соответствии с которым суд признает двигатель и самолет неделимой вещью (несмотря на то, что двигатель можно отделить от самолета), на том основании, что самолет без двигателя (так называемый планер) не может быть использован по назначению, т. е для полетов. Частью этой точки зрения является позиция, согласно которой возможность или невозможность физического отделения частей, составляющих одну вещь, друг от друга в пространстве не имеет никакого значения для квалификации вещи, как делимой или неделимой, при рассмотрении данного вопроса в судах. Оптические волокна, содержащиеся в оптическом кабеле, представляют собой физические цепи постольку, поскольку они образуют направляющую среду для передачи сигналов электросвязи, что и является функциональным предназначением оптических волокон. Физическая цепь обладает самостоятельной ценностью, поскольку является базовым элементом сети связи. Каждое ОВ в ОК всегда идентифицировано и предназначено для использования по отдельности как самостоятельная физическая цепь. В силу этого на базе нескольких физических цепей, входящих в состав ОК, может быть создано несколько (по числу физических цепей) различных сетей связи, при этом у них может не быть общих элементов, кроме защитной оболочки оптического кабеля, содержащего ОВ, и некоторых линейно-кабельных сооружений, предназначенных для размещения указанного оптического кабеля. Из приведенного выше описания оптического кабеля следует, что он структурно представляет собой единое целое, состоящее из совокупности разнородных вещей (ОВ, броня), т. е. является сложной вещью (ст. 134 ГК РФ). При этом оптические волокна служат в ОК главными вещами, так как именно в силу их наличия оптический кабель в принципе пригоден для использования, а защитные оболочки, призванные обеспечить надлежащее функционирование оптических волокон – принадлежностями, так как они не имеют самостоятельной (вне связи с защитой ОВ) ценности. Оптический кабель, лишенный оптических волокон, не создает среды распространения электрического сигнала, и, соответственно, для использования непригоден (его, собственно, в этом случае и нельзя назвать оптическим кабелем). Следовательно, напрашивается закономерный вывод: функциональное предназначение оптического кабеля совпадает с функциональным предназначением содержащихся в нем оптических волокон. Как уже отмечалось, возможность или невозможность физического отделения частей, составляющих одну вещь, друг от друга в пространстве не имеет никакого значения для квалификации вещи как делимой или неделимой. Доктрина и судебная практика исходят при этом из того, что практически любую вещь можно разделить на части (например, отделить двигатель от самолета) так, чтобы части можно было применять в дальнейшем, однако далеко не во всех случаях части можно будет использовать по тому же назначению, что и целую вещь. Поэтому в данной статье не будем обсуждать вопрос о возможности или невозможности физического выделения одного оптического волокна из состава оптического кабеля (здесь следует вспомнить слова Е.А. Суханова о том, что в физическом смысле делима всякая вещь). Нас интересует, можно ли использовать часть оптического кабеля в виде одного оптического волокна по тому же назначению, по которому используется весь оптический кабель? Ответить на этот вопрос следует утвердительно. Ведь одно отдельно взятое из оптического кабеля оптическое волокно не утратит своих характеристик и будет способно образовывать направляющую среду для передачи сигналов электросвязи в той же степени, в которой такой способностью обладают оставшиеся в оптическом кабеле ОВ. Тот факт, что применение отдельного оптического волокна без защитной оболочки не позволит обеспечить должным образом его защиту от внешнего воздействия, не влияет на способность самого волокна быть использованным по своему функциональному назначению, поскольку имеет отношение исключительно к условиям его эксплуатации (без защитной оболочки риск механического повреждения волокна, естественно, возрастет). Тип волокна, коэффициент затухания на определенной длине волны, дисперсия и иные характеристики оптического волокна, определяющие его способность быть физической цепью, не изменятся от того, будет волокно окружено защитной оболочкой или нет. Рассмотрим и противоположную точку зрения. Предположим, что оптический кабель с входящими в его состав оптическими волокнами является неделимой вещью. Тогда согласно Постановлению Президиума ВАС РФ от 05.04.2005 № 15318/04 признание вещи неделимой влечет за собой определенные правовые последствия – часть ее не может быть предметом самостоятельных гражданских прав. Таким образом, части оптического кабеля – оптические волокна не могут быть предметом самостоятельных гражданских прав, если оптический кабель является неделимой вещью. Правовые последствия такого признания очевидны. Приведем лишь некоторые: 1) Предметом гражданских прав может выступать только оптический кабель в целом. Соответственно какие-либо сделки, направленные на приобретение прав (собственности, аренды) на отдельные физические цепи – базовый элемент сети связи, запрещены. Оператор связи вынужден приобретать оптические кабели, содержащие большое количество оптических волокон (а современные оптические кабели, как правило, содержат 16 и более волокон), даже в том случае, если ему необходимо меньшее количество физических цепей. 2) На оптический кабель связи при приобретении его в собственность двумя и более лицами будет устанавливаться только общая совместная собственность, что соответственно означает возможность определения в таком имуществе только идеальных долей (например, 1/3 оптического кабеля). Это сделает абсолютно невозможным использование оптического кабеля, так как все волокна в нем идентифицированы и предназначены исключительно для использования по отдельности, о чем уже шла речь выше. 1/3 оптического кабеля невозможно подключить к оборудованию приема и передачи электрических сигналов, поскольку это можно сделать только в отношении конкретных и четко идентифицированных оптических волокон. 3) Приобрести в собственность или произвести отчуждение линии связи, включающей в себя, к примеру, две физические цепи и построенной на базе оптического кабеля, состоящего из большего количества оптических волокон, невозможно даже в том случае, если продавцу принадлежит на праве собственности весь оптический кабель, так как ОК придется продавать целиком (а если оставшиеся оптические волокна в кабеле используются продавцом в составе других линий связи?). 4) Создается абсурдная ситуация, при которой операторы связи вынуждены будут в целях четкого разделения оптических волокон между собой приобретать в собственность 40 оптических кабелей, каждый из которых включает одно ОВ, вместо приобретения одного ОК, включающего 40 ОВ, несмотря на то что, по сути, эти объекты с точки зрения их функционального предназначения абсолютно идентичны – отличается лишь защитная оболочка. Кроме того, на базе 40 ОК с одним ОВ в каждом невозможно построить линию связи воздушным путем, т. е. путем подвески всех этих оптических кабелей на одну и ту же линию электропередач. 5) Такое признание противоречит существующей судебной практике, например, Постановлению ФАС Поволжского округа от 04.06.2002 по делу № А 12-305/2002-С22. Судебный акт устанавливает, что договор аренды волокон не считается заключенным, поскольку в нем не определено «какую часть волоконно-оптических кабелей на участках передал (истец. – Примеч.авт.) в аренду ответчику. Тому подтверждением является также отсутствие согласованного сторонами приложения № 1 к договору, где стороны обязаны были установить перечень оптических линий связи, передаваемых в аренду». Тем самым суд подтверждает возможность предоставления оптических волокон в аренду (суд называет их «оптическими линиями связи») и, соответственно, то, что оптические волокна вместе с оптическим кабелем образуют делимую вещь. В заключение остается отметить, что такой тип вещей, как оптические волокна в оптическом кабеле связи, практически не имеет аналогов. Так что проблема классификации оптических волокон, рассматриваемая в настоящей статье, еще не раз станет предметом обсуждений, в том числе и на страницах Корпоративного издания
  6. Типичные силлогизмы - софизмы. В каждом из них обычно 2-я посылка ложная. Соответственно весь силлогизм ложен.
  7. Respect! Именно так и делаем. Нет ножек - нет варенья. А жадную МРК давно следовало наказать... надо работать с надзорными органами... да и технические специалисты фактически МРК под монастырь в суде подвели :)
  8. ОАО «Сибирьтелеком» не выполненило требования Постановления Правительства РФ от 31 декабря 2004 г. № 896 "Об утверждении перечня средств связи, подлежащих обязательной сертификации"; РД 45.002-96 "Руководcтво по установлению номенклатуры средств измерений, подлежащих поверке" http://www.minsvyaz.ru/ministry/documents/959/964.shtml Предписание Сибирьтелеком не выполнило и не обжаловало. Судя по выдержкам из договора в судебном решении вопрос о возложении на клинета всей ответственности за действия вредоносного ПО и защите от него средствами клиента (абонента) не решен. Решение суда правосудно и справедливо. Касательно протокола - там пишется все так, как говорится участниками судебного заседания (по ГПК РФ вроде как :)) Было бы понятно, если бы предписание было обжаловано, а так... абонент абсолютно прав, тем более на чьей стороне выступит надзорный орган тот на суде и победит - прописная истина.
  9. Начнем с первоисточника - смотрите решение суда и не стройте догадок :) http://centralcourt.oms.sudrf.ru/modules.p...etail&id=18 Люблю систему правосудие - тока бы еще орфография не страдала - "Оращение в суд" - беда у суда с орфографией :) 06.12.2007 Оращение в суд Вавилова Вавилов обратился в суд с иском о защите прав потребителя к ОАО «Сибирьтелеком» ссылаясь на следующие обстоятельства. 21 ноября 2005 года между ним и ответчиком был заключён договор об оказании услуг телефонной связи с выделением телефонного номера. 30 ноября 2006 года к указанному договору было заключено дополнительное соглашение, в соответствии с которым произведено подключение услуг «Интернет по технологии АDSL “Webstream”. В апреле 2007 года Омским филиалом ОАО «Сибирьтелеком» Вавилову был выставлен счёт на оплату услуги за пользование Интернетом за март месяц на сумму примерно равную 28 000 руб., с чем истец не согласился, направив соответствующую претензию в филиал, но получил ответ о том, что сумма начислена верно. В июне месяце ему был выставлен счёт за оплату вышеуказанных услуг за март и апрель месяцы в сумме 63 439 руб.50 коп., с чем Вавилов не согласен. Указывал, что по условиям дополнительного соглашения ответчик принял на себя обязательство круглосуточно предоставлять доступ к сети Интернет в соответствии с планом «Стандартный», который предусматривает следующий порядок оплаты – ежемесячно за доступ к порту АDSL “Webstream” – 160 руб. и платёж за входящий трафик. Согласно п.2.4 Соглашения, стоимость сетевых услуг (т.е. входящего трафика) вычисляется на основании тарифов действующего прейскуранта Оператора, пропорционально объёму услуг по каждому виду тарифа. Объём пользования сетевыми услугами определяется на основании статистических данных учётной системы Оператора и тарификация услуг осуществляется на основании данных аппаратуры учёта стоимости с момента первого выхода в Интернет. Вавилов указывал, что в том объёме, который указан в счёте он Интернет – трафик не заказывал и не потреблял, объём потребляемого трафика не превышал 450-470 Мбайт в месяц. Он обращался с жалобой в прокуратуру и из Омского филиала ОАО «Сибирьтелеком» поступил ответ о том, что, начиная с 14 марта 2007 года уровень потребления им Интернет – трафика возрос по сравнению с предыдущими соединениями, что указывает на активность вирусных вредоносных программ и на передачу через компьютер абонента транзитного трафика. Тем самым подтверждается то обстоятельство, что истцом не заказывались входящие на его компьютер интернет – соединения, предъявленные к оплате. В соответствии с подпунктом «Б» п. 33 «Правил оказания услуг связи по передаче данных» абонент вправе отказаться от оплаты не предусмотренных договором услуг связи по передаче данных, предоставленных без его согласия, а в п. 35 указано, что оплата услуг связи по передаче данных может осуществляться по абонентской или повременной системе оплаты либо по приёму принятой и (или) переданной информации. В соответствии со ст. 54 п.2 ФЗ «О связи» основанием для осуществления расчётов за услуги связи являются показания оборудования связи, учитывающего объём оказанных услуг связи оператором связи, п. 44 вышеуказанных Правил так же называет в качестве основания для выставления счёта абоненту за предоставленные соединения по сети передачи данных данные, полученные с помощью оборудования, используемого оператором связи для учёта объёма оказанных услуг связи по передаче данных. Согласно ч.2 ст. 41 ФЗ «О связи» подтверждение соответствия средств связи техническому регламенту, принятому в соответствии с законодательством Российской Федерации о техническом регулировании и требованиям, предусмотренным нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в области связи по вопросам применения средств связи, осуществляется посредством их обязательной сертификации или принятия декларации о соответствии, а часть 3 той же нормы говорит о том, что перечень подлежащих обязательной сертификации средств связи, утверждаемый Правительством РФ, включает в себя в числе прочих оборудование, используемое для учёта объёма оказанных услуг связи в сетях связи общего пользования. Основанием для выставления счетов абонентам за услуги Интернет по технологии АDSL “Webstream” являются данные, полученные с помощью оборудования, используемого Оператором связи для учёта объёма оказанных услуг по передаче данных абоненту, является мегабайт информации, в соответствии со ст. 13 Закона РФ «Об обеспечении единства средств измерений» государственный метрологический контроль и надзор, осуществляемые с целью проверки соблюдения метрологических норм и правил, распространяется на торговые операции и взаиморасчёты между покупателем и продавцом. Соответственно, на отношения между оператором связи абонентом, потребляющим услуги Интернет по технологии АDSL “Webstream”, распространяются требования данного Закона. Таким образом, по мнению истца, для подтверждения объёма оказанных услуг Интернет, ответчик должен представить доказательства использования сертифицированного оборудования связи, производящего учёт объёма входящего на его компьютер Интернет – трафика, а именно: - решения Госстандарта России об отнесении технических устройств, производящих учёт объёма Интернет – трафика к средствам измерений; - аттестованные в установленном порядке методики выполнения измерений объёма входящего трафика при оказании услуг Интернет по технологии АDSL “Webstream”; -типы средств измерений, предназначенных для измерения объёма входящего – исходящего трафика при оказании услуг Интернет по указанной технологии, внесённых в государственный реестр средств измерений; -свидетельство о поверке средств измерений, производящих измерения объёма входящего - исходящего трафика при оказании услуг Интернет по указанной технологии, выданное органом Государственной метрологической службы и протокол результатов измерений при испытании соответствующих средств измерений; -решения Госстандарта России об установлении интервалов между поверками средств измерений, производящих измерения объёма входящего – исходящего трафика при оказании данного вида услуг; - свидетельство о поверке эталонов единицы величины, предназначенных для измерения объёма входящего – исходящего трафика при оказании данного вида услуг, выданное органом Государственной метрологической службы и протокол результатов измерений при испытании соответствующих средств измерений. Вавилов в исковом заявлении просил обязать ответчика произвести перерасчёт услуг Интернет по технологии АDSL “Webstream” за март и апрель 2007 года и уменьшить стоимость данных услуг на 60 839 руб.50 коп.; в возмещение морального вреда взыскать с ответчика в его пользу 5000 руб. Представитель ОАО «Сибирьтелеком» исковые требования не признал по следующим основаниям. Истцом не соблюдён досудебный порядок разрешения данного спора – он не согласен с начислением ему оплаты за пользование Интернет по технологии АDSL “Webstream” за март и апрель 2007 года, но с претензией обращался по поводу начисления оплаты только за март месяц. В п. 41 «Правил оказания услуг связи по передаче данных», утверждённых Постановлением Правительства РФ № 32 от 23 января 2006 года сказано, что плата за соединение по сети передачи определяется исходя из его продолжительности, выраженной в количестве единиц тарификации и абонент не должен «заказывать» трафик, а факт потребления данного трафика в объёме, указанном в счёте, был проверен техническими службами филиала при рассмотрении претензии Вавилова и не вызвал сомнения специалистов. Согласно ч.2 ст. 54 ФЗ «О связи» основанием для осуществления расчётов за услуги связи являются показания оборудования связи, учитывающего объём оказанных услуг связи оператором связи, а также условия заключённого с пользователем услугами связи договора об оказании услуг связи. Расчёты объёма оказанных услуг связи по передаче данных Интернет по технологии АDSL “Webstream” в Омском филиале ОАО «Сибирьтелеком» осуществляются программно- аппаратным комплексом автоматической системы расчётов «Старт» на основании показаний, полученных с помощью оборудования фирмы Cisco Systems – многопротокольных маршрутизаторов Cisco7301, Cisco 2811. Причём этот комплекс состоит из программного обеспечения и непосредственно оборудования - многопротокольных маршрутизаторов Cisco7301, Cisco 2811, которые выполняют функцию учёта объёма передаваемой информации. В соответствии с ч.3 ст. 41 закона «О связи» средства связи, выполняющие функции систем коммутации, оборудование, используемое для учёта объёма оказанных услуг связи на сетях общего пользования относится к средствам связи, подлежащим обязательной сертификации в соответствии с Перечнем, утверждённым Правительством РФ. Согласно 4. Перечня средств связи, подлежащих обязательной сертификации, утверждённого постановлением Правительства РФ от 31 декабря 2004 года № 896, вышеуказанное оборудование сертифицировано как оборудование коммутации и маршрутизации пакетов информации и отдельно сертифицировать данное оборудование, используемое для учёта объёма оказанных услуг связи в сетях связи общего пользования в соответствии с законом «О связи» не требуется. Кроме того, в соответствии со ст. 8 Закона РФ «Об обеспечении единства измерений» решение об отнесении технического оборудования к средствам измерений и об установлении интервалов между поверками принимает Госстандарт России и до настоящего времени оборудование, используемое для учёта объёма оказанных услуг связи в сетях общего пользования, не было отнесено Госстандартом к средствам измерений и это оборудование не подлежит метрологическому контролю. Изучив материалы гражданского дела, выслушав стороны, свидетелей и специалистов Управления Федеральной службы по надзору в сфере связи по Омской области Матвееву В.П. и отдела (инспекции) государственного надзора по Омской области Сибирского межрегионального территориального управления (СМТУ Ростехрегулирования) Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии (Ростехрегулирования) Чурсина А.В. суд считает, что исковые требования подлежат удовлетворению по следующим основаниям. В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих требований и возражений. Согласно Закону РФ «О защите прав потребителей» этот нормативный акт регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" (с изменениями от 25 апреля 1995 г., 25 октября 1996 г., 17 января 1997 г., 21 ноября 2000 г., 10 октября 2001 г., 6 февраля, 11 мая 2007 г.) сказано, что по общему правилу бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере) (п.4 ст.13, п.5 ст.14, п.6 ст.28 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей"). Таким образом на ОАО «Сибирьтелеком» лежит обязанность доказывания того обстоятельства, что Вавилову был обеспечен доступ к сети Интернет по технологии АDSL “Webstream” и расчёты его задолженности произведены верно. Судом было установлено, что 21 ноября 2005 года между истцом и ответчиком был заключён договор об оказании услуг телефонной связи с выделением истцу телефонного номера. 30 ноября 2006 года к указанному договору было заключено дополнительное соглашение, в соответствии с которым произведено подключение услуг «Интернет по технологии АDSL “Webstream”». В апреле 2007 года Омским филиалом ОАО «Сибирьтелеком» Вавилову был выставлен счёт на оплату услуги за пользование Интернетом за март месяц на сумму примерно равную 28 000 руб., с чем истец не согласился, направив соответствующую претензию в филиал, но получил ответ о том, что сумма начислена верно. В июне месяце ему был выставлен счёт за оплату вышеуказанных услуг за март и апрель месяцы в сумме 63 439 руб.50 коп., с чем Вавилов не согласен. В судебном заседании было установлено, что расчёты объёма оказанных услуг связи по передаче данных Интернет по технологии АDSL “Webstream” в Омском филиале ОАО «Сибирьтелеком» осуществляются программно- аппаратным комплексом автоматической системы расчётов «Старт» на основании показаний, полученных с помощью оборудования фирмы Cisco Systems – многопротокольных маршрутизаторов Cisco7301, Cisco 2811. Причём этот комплекс состоит из программного обеспечения и непосредственно оборудования - многопротокольных маршрутизаторов Cisco7301, Cisco 2811, 2801, 2821, 2851, которые выполняют функцию учёта объёма передаваемой информации. Данное обстоятельство подтверждается сертификатами соответствия, из которых следует, что автоматизированная система расчётов «Старт» соответствует установленным требованиям - «Автоматизированные системы расчётов с пользователями за услуги связи. Общие технические требования» и может эксплуатироваться на сети общего пользования в качестве универсально тиражируемой автоматизированной системы расчётов высшего функционального уровня для расчёта услуг местной , внутризоновой , междугородной и международной телефонной связи …, услуг связи по передаче данных. В сертификатах соответствия на многопротокольные маршрутизаторы Cisco7301, Cisco 2811 указано, что Cisco7301 используется на сетях общего пользования в качестве аппаратуры маршрутизации пакетов информации с реализацией функций передачи речевой информации по сетям передачи данных с протоколом I P, подключения к транспортным сетям плезиохронной /синхронной цифровой иерархии, АТМ, к сети ТФОП/ ЦСИО и сетям с ретрансляцией кадров по протоколу Х.36. Cisco 2811 ,2801, 2821, 2851 используется на сети связи общего пользования в качестве аппаратуры связи, реализующей функции коммутации пакетов информации на основе заголовков кадров локальной сети, функции маршрутизации пакетов информации, функции передачи речевой информации по плезиохронной цифровой иерархии, функции асинхронного режима переноса информации и функции цифровой системы передачи абонентского доступа по физическим линиям. В судебном заседании был допрошен свидетель – начальник управления информационных технологий Омского филиала ОАО «Сибирьтелеком», который пояснил, что несанкционированное подключение к линии Вавилова вряд ли возможно, для этого необходимо знать его индивидуальные пароль и логин, а автоматизированная система расчётов – это комплекс компьютерных программ, учёт пакетов передаваемой информации осуществляется с помощью маршрутизаторов. Свидетель – главный метролог филиала пояснил в суде, подсчёт трафика (это нагрузка, создаваемая потоком вызовов, сообщений и сигналов, поступающих на средства связи) производится с помощью маршрутизаторов, которые работают в комплексе с автоматизированной системой расчётов. До настоящего времени оборудование, используемое для учёта объёма оказанных услуг связи в сетях связи общего пользования, не было отнесено Госстандартом России к средствам измерений. Допрошенная судом в качестве специалиста – начальник отдела контроля за присоединением сетей электросвязи Управления Федеральной службы по надзору в сфере связи по Омской области пояснила в судебном заседании, что оборудование, используемое для передачи трафика должно быть сертифицировано и подлежат поверке. Сертификаты, представленные ответчиком – это сертификаты на автоматизированную систему расчётов и маршрутизаторы, которые должны быть подвергнуты метрологическому контролю. О том, что ОАО «Сибирьтелеком» предоставляет услугу передачи данных с тарификацией и выставлением счетов абонентам по объемным показателям оказанной услуги с использованием оборудования, не обеспеченного метрологической поверкой Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи по Омской области был составлен акт и выдано предписание генеральному директору ОАО «Сибирьтелеком» и директору Омского филиала об устранении указанного недостатка в срок до 15 января 2008 года. Допрошенный судом в качестве специалиста заместитель начальника отдела (инспекции) государственного надзора по Омской области Сибирского межрегионального территориального управления (СМТУ Ростехрегулирования) Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии (Ростехрегулирования) пояснил в судебном заседании, что имеется руководящий документ отрасли – Руководство по установлению номенклатуры средств измерений, подлежащих поверке, который устанавливает параметры системы расчётов за слуги связи с пользователями, в том числе и объём (количество) передаваемой информации. Все системы расчётов за услуги связи должны поверяться, а у ответчика нет поверенного оборудования и поверенной системы расчётов для объёма передаваемой информации. Так же он пояснил, что в Российской Федерации в настоящее время не имеется оборудования, предназначенного для учёта передаваемой информации, которое было бы внесено в Государственный реестр средств измерений. В материалах дела имеется акт проверки Омского филиала ОАО «Сибирьтелеком» в порядке осуществления государственного метрологического надзора в котором указано, что маршрутизатор Cisco + АСР «Старт» не поверен и не утверждённого типа и выдано предписание на запрет применения данного оборудования. В ст. 41 ФЗ «О связи» говорится о том, что перечень подлежащих обязательной сертификации средств связи, утверждаемый Правительством РФ среди прочих включает в себя средства связи, выполняющие функции систем коммутации, цифровых транспортных систем, систем управления мониторинга, а так же оборудование, используемое для учёта объёма оказанных услуг связи в сетях связи общего пользования. В Перечне средств связи, подлежащих обязательной сертификации, утверждённом Постановлением Правительства РФ от 31 декабря 2004 г. N 896 "Об утверждении перечня средств связи, подлежащих обязательной сертификации" указано, что таковой подлежит оборудование, используемое для учета объема оказанных услуг связи в сетях связи общего пользования и, в частности, аппаратура повременного учета продолжительности соединения и автоматизированные системы расчетов. Сертификация многопротокольных маршрутизаторов Cisco7301, Cisco 2811 проводилась автономной некоммерческой организацией «Инфоком», куда был направлен запрос судом о том, сертифицировалось ли АСР «Старт», многопротокольные маршрутизаторы Cisco как оборудование, служащее для учёта объёма передаваемой информации и в ответе, подписанном исполняющим обязанности генерального директора предприятия сказано, что в условиях применения данных сертификатов не указано, что данное оборудование служит для учёта объёма передаваемой информации на сетях связи общего пользования и вышеуказанные сертификаты не подтверждают соответствие средств связи Cisco, АСР «Старт» установленным требованиям к оборудованию, выполняющему функции учёта объёма передаваемой информации на сетях связи общего пользования. Таким образом, ответчиком не представлено доказательств тому, что имеющееся оборудование, используемое для учёта объёма передаваемой информации на сетях связи общего пользования производит эти операции безошибочно, на основании принятых стандартов, норм и правил и поверялось на правильность учёта объёма передаваемой информации на сетях связи общего пользования. Кроме того, доводы о том, что данное оборудование не должно сертифицироваться, поскольку прямо не указано в постановлении Правительства № 896 приняты во внимание быть не могут, поскольку раздел 4 данного Постановления называется - Оборудование, используемое для учета объема оказанных услуг связи в сетях связи общего пользования. Доводы Вавилова о том, что ответчик обязан произвести перерасчёт платы за оказанные услуги по Интернет - технологии АDSL “Webstream”» за период апрель и март 2007 года из расчёта 470 мегабайт в месяц подлежат удовлетворению, так как ответчик не представил доказательств достоверности расчётов производимых с использованием имеющегося оборудования. Кроме того, ответчиком не представлено доказательств и тому, что имеющаяся автоматизированная система расчётов соответствует требованиям, изложенным в Правилах применения автоматизированных систем расчётов (утверждены приказом Министерства информационных технологий и связи РФ от 2 июля 2007 года № 73) , где в п. 26 сказано, что автоматизированная система расчётов обеспечивает достоверность расчётов на не менее, чем 99,99 % (при условии использования оператором связи метрологически обеспеченных источников учётных данных). В соответствии со ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. С учётом обстоятельств данного дела, степени перенесённых Вавилову нравственных страданий суд определяет компенсацию морального вреда в одну тысячу рублей. Не могут быть приняты во внимание и доводы представителя ответчика о том, что истцом не был соблюдён досудебный порядок разрешения спора, так как претензия о неправильном исчислении платы за предоставление доступа к Интернет по технологии АDSL “Webstream”» была им направлена ответчику, ответ получен, а в последующем ему была начислена плата в размере с которым он был не согласен с учётом платы за март месяц и суд считает, что нарушение прав потребителя со стороны ответчика носило продолжаемый характер и не было необходимости обращения с претензией по неверно начисленной плате по тем же основаниям каждый месяц. Решением Центрального районного суда г. Омска от 12.10.2007г. действия ОАО «Сибирьтелеком» по начислению платы за оказание услуг «Интернет по технологии АDSL “Webstream”» Вавилову за период апрель и март 2007 года признаны незаконными. На ОАО «Сибирьтелеком» возложена обязанность произвести перерасчёт по начислению платы за оказание услуг «Интернет по технологии АDSL “Webstream”» Вавилову за период апрель и март 2007 года из расчёта 470 мегабайт в месяц. С ОАО «Сибирьтелеком» в пользу Вавилова взыскано в возмещение морального вреда 1000 рублей. Определением судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 05.12.2007г. решение оставлено без изменения, а кассационные жалобы ответчиков – без удовлетворения.
  10. Может быть вопрос немного уже "не в тему" - а что если просто в договоре указать услугу "аренда оборудования", в правилах оказания услуг к договору указать каким образом это услуга может предоставляться? Да и следуя практике ВАС РФ хотел бы заметить, что не всегда корректно указывать "аренда места под размещение ...." по мысли ВАС это сирвитут. Один раз попались на этом.
  11. Маленькое замечание - МРК публикуют номера доступа и от других того же требуют. Бывают города где есть достаточно крупный альтернативный оператор МТС (у нас в регионе у него даже "зона есть"), кроме нас есть еще 3 оператора, владеющие около 4000 - 5000 абонентов каждый... И все вынуждены сообщать МРК номера доступа. Отсюда получается, что ни создание "буферного" оператора, ни даже картельный сговор с мощным альтернативным оператором МТС ничего не дают... Что вы думаете по этому поводу?
  12. e-mail подскажите свой. Перешлю попозже. У вас какой город если не секрет?
  13. Присоединяясь к ранее заданным вопросам... Кто знает реквизиты новой службы?
  14. Это не аренда, а предоставление права пользования ЛЭП для размещения ВОК. Хотелось бы высказаться по этой проблематике и послушать ваши советы: Такие договоры не являются договорами аренды, в связи с тем, что тросостойки опор не являются самостоятельными объектами, которые могли быть переданы отдельно от самих ЛЭП, не выбывают из владения Владельца ЛЭП, поэтому они не могут являться объектами аренды. (чт собственно подтверждено судебной практикой - ИП ВАС РФ от 11.01.2002г. № 66). По определению временно, ограниченное пользование - это сервитут. 1. Есть большой договор на пользование ЛЭП для целей размещения кабелей и оборудования на срок около 20 лет. Такой договор опосредует строительство ВОЛС (волоконной оптической линии) на протяжении нескольких сотен километров как на территории поселений, так и между ними. С точки зрения закона для этого используются несколько ЛЭП, зарегистрированные как объекты недвижимости, например: (ВЛ № 345 ст. Горохово - п. Изюм; ВЛ № 745 Армейский городок - ул. Степанова, 45 и т.п. 10 штук примерно). Оплата за право использования ЛЭП - в построенной ВОЛС мы даем собственнику ЛЭП 2 темных оптических волокна. Естественно нас интересует ВОЛС как единый объект, не отдельные участки кабеля на отдельных линиях ЛЭП - это еще и вопрос оплаты - на каждом участке тип кабеля может быть разный и характеристика передаваемых волокон может меняться. 2. В первый раз попытались представить на государственную регистрацию единый договор на Строительство ВОЛС по единому маршруту на всех линиях ЛЭП одновременно, маршрут по каждой линии ЛЭП и общий маршрут были предоставлены в качестве приложений к Договору. В регистрации серивитута нам отказали, мотивируя это тем, что договор на обременение сервитутом должен заключаться на каждую линию ЛЭП в отдельности а не на все сразу. 3. Придумали следующий выход: сделали небольшие договоры по установлению сервитутат на каждый участок ЛЭП - эти договоры представляем на государственную регистрацию (определены вопросы оплаты и срок установления сервитута). Сделали большой общий договор определяющий использование ВОЛС после постройки, именно как единого объекта - этот договор на государственную регистрацию не предостовляем. Вопрос: а) Правомерны ли наши действия по п. 3 ?